Тынский собор

Прагу называют стобашенной, и это не только не преувеличение, но даже недооценка. На одной из гравюр Праги XVII столетия можно насчитать 146 башен, да и попытки самостоятельных подсчетов приводили исследователей примерно к этим цифрам. Как бы там ни было, но из всего многообразия башен выделяются две – башни Тынского собора. Расположенный в сердце города, на Староместской площади, он представляет собой настоящую выставку раннебарочного, ренессансного и готического искусства.

За забором

Один из главных храмов Праги возник благодаря рынку, который располагался на теперешней Староместской площади. Это было удачное место для торговли, находившееся на пути в Пражский Град и пользовавшееся популярностью у купцов и ремесленников всех мастей. Рынок стихийно образовался в XI веке, и вскоре количество торговцев и покупателей стало таким, что возникла потребность в постоялом дворе. Его соорудили неподалеку от торговых площадей и для безопасности обнесли тыном, то есть забором.

В те годы в Чехии активно распространялось христианство, и церкви строились при любой возможности. Многолюдный рынок и забитый людьми постоялый двор были подходящим местом для очередного культового сооружения. И оно возникло в том же XI столетии – тогда это был небольшой романский костел, в котором работала больница для иностранных торговцев, прибывавших на постоялый двор. Двор, кстати, сохранился до сих пор – он известен под названием Унгельт и находится за храмом.

То первое романское сооружение простояло недолго – в XIII столетии на его месте в соответствии с тогдашней архитектурной модой возвели готическую церковь. Но и ее век оказался короток, что, возможно, связано с начавшимся в XIV столетии строительством громадного собора Св. Вита в Пражском Граде. Старе Место не хотело отставать от левобережного соседа – нужно было построить что-то действительно крутое. Так началось возведение храма Девы Марии перед Тыном в том виде, в котором мы знаем его сейчас, на романском и раннеготическом основаниях.

Эпопея с крышей собора

Основные заслуги в возведении приписывают Матье Аррасскому и Петру Парлержу, известнейшим архитекторам своего времени. Аррасский спроектировал и собор Св. Вита, однако после его смерти достраивать тот храм пригласили Парлержа, который заодно уж занялся и Тынским храмом.

К началу XV столетия храму Девы Марии не хватало только башен, крыши да фронтона. Но потом строительство сильно замедлилось – из-за гуситских войн было немного не до того, хотя одну башню все же построить удалось. Но наибольшие проблемы возникли с крышей.

Ее взялись строить уже после окончания всех волнений, однако, как оказалось, еще не все было кончено. Вскоре после того, как к собору подвезли бревна для крыши, был пойман Ян Рогач – последний лидер радикальных гуситов. Вместе с ним попали в плен 52 его соратника. Всех привезли на Староместскую площадь, чтобы казнить, а для сооружения виселицы взяли те самые бревна, предназначавшиеся для крыши. Как видно, строительство собора на было приоритетным.

Подходящий случай построить-таки крышу подвернулся только спустя два десятилетия. Король Ладислав Постум собирался жениться на французской принцессе Магдалене, и для свадьбы собирались возвести деревянные трибуны. Но Ладислав умер, не дождавшись бракосочетания, и материал для трибун пустили на кровлю Тынского храма. Нет худа без добра.

Завершение строительства

Благодаря смерти Ладислава королем Богемии (а позже – и всей Чехии) стал Йиржи из Подебрад – сторонник гуситов. При нем строительство продолжилось – именно в этот период появились первая, северная, башня, а также фронтон центрального нефа. Храм стал духовным центром пражских гуситов, фронтон был украшен изображением «короля гуситов», над которым поместили большую позолоченную чашу – символ Реформации и причастия в одном сосуде.

Чаша та была настолько большой, что, согласно легенде, в ней обосновались аисты. Они кормили своих птенцов лягушками, и в один прекрасный день одна из них свалилась на голову кому-то слишком важному. Этот человек стал объектом насмешек, а чашу якобы сняли. Легенда интересная, но исчезновение гуситского символа связано с поражением гуситов в битве у Белой Горы (1620), после чего Тынский храм в Праге достался католикам, а точнее, иезуитам. Те избавились от вражеской символики, заменив изображение короля на фигуру Богоматери. А ее сияющий ореол сделали из переплавленной чаши.

Но это все уже детали. По сути, законченный вид храм обрел в 1511 году, когда была построена вторая, южная, башня. В последующие столетия, конечно, не обходилось без пожаров и других неприятностей, которые сказывались на отдельных элементах внешнего вида и интерьера. То, что мы видим сейчас – результат нескольких реставраций и обновлений.

Внешний вид Тынского храма

Сегодня костел — это базилика с тремя нефами, где боковые нефы имеют в высоту по 24 метра, а центральный – 44. Причем главный стал ниже в результате случившегося в 1679 году пожара – тогда же свод был оформлен в барочном стиле.

Башни расположены у западного фасада, и они имеют свои имена и разные размеры. Северную назвали Евой, южную окрестили Адамом, и как положено мужчине, Адам немного крупнее – приблизительно на один метр выше и чуть шире. Башни украшены в изысканном позднеготическом стиле, они увенчаны угловым башенками и балюстрадами – что-то похожее всегда можно увидеть на иллюстрациях к детским книжкам про замки, принцев и принцесс.

Свет проникает в костел через готические, вытянутые вверх окна, декорированные резьбой по камню. Богаче других украшено 28-метровое переднее окно. Не менее шикарны и входы для людей, называемые в таких случаях порталами. Всего их четыре: два на западном фасаде, по одному на южном и северном. Наибольший интерес представляет роскошный северный портал, расположенный со стороны Тынской улицы и изготовленный еще Петром Парлержем примерно в 1390 году. Портал украшен известным барельефом «Страсти Христовы» – шедевром чешской готической скульптуры. Культурная ценность его такова, что оригинал поместили в Национальный музей, а на фасаде храма установили копию.

Интерьер собора

Внутреннее оформление в основном относится к барочной эпохе. С более ранних времен сохранились, например, самая старинная в чешской столице готическая каменная кафедра и купель из олова 1414 г. изготовления, декорированная изображающими учеников Христа рельефами. Кроме того, в 2000 году очередные реставраторы наткнулись на неизвестную ранее фреску в готическом стиле, зачем-то хорошо спрятанную в одном из почти двух десятков алтарей.

Алтари, к слову, исполнены в разных стилях. Главный из них являет собой пример раннебарочной архитектуры, изготовленный в 1649 году. Он украшен картинами кисти Карла Шкреты. В правом боковом нефе есть неоготический алтарь, где поставлена  готическмя Тынская Божья Матерь – статуя Мадонны с маленьким Иисусом, изготовиленная примерно в 1420 г.

Отдельный интерес вызывают резные надгробия, появлявшиеся в соборе на протяжении Средних Веков, эпохи Возрождения и Нового Времени – примерно 60 известных захоронений и несколько неизвестных. Вероятно, самой известной персоной, покоящейся там, является датский астроном Тихо Браге, который окончил свои дни в Праге, где служил придворным астрологом у короля Рудольфа II. По приказу монарха ученого похоронили в Тынском храме, что было весьма неординарным событием: храм – католический, а Браге был протестантом. Через три года рядом с Тихо была похоронена его супруга Кирстина. Надгробие украшено надписью на латыни о том, что власть и богатство временны, а наука – вечна.

Еще одно интересное надгробие содержит останки Шимона Абелеса – еврейского мальчика, вздумавшего сменить вероисповедание на христианское. Результатом этого невинного желания стали сразу две смерти: отец Шимона сперва убил своего вероотступника-сына, а затем сам повесился. С точки зрения католической церкви, мальчик явно пострадал за веру, за что и получил посмертные почести в виде пышных похорон и престижного места упокоения.

Считается, что в Тыне погребены также сердце Йиржи из Подебрад и 12 голов, принадлежавших некоторым из 27 участников восстания сословий, которых казнили по соседству – на Староместской. Некоторые надгробия не слишком хорошо сохранились, виной чему плохое развитие стоматологии в прежние времена. Согласно бытовавшему среди пражан поверью, наступив на могильную плиту, можно было унять зубную боль. А поскольку хождение по могилам тогда не считалось чем-то зазорным, это был беспроигрышный ход, чем горожане и пользовались. Будем надеяться, что это им помогало хотя бы в качестве плацебо, иначе надгробия повреждены напрасно.

Одной из самых ценных достопримечательностей внутреннего пространства храма Девы Марии перед Тыном является барочный орган. Его построил мастером из Германии Яном Мундтом и подмастерьями в 1670–1673 гг. Сейчас он остается наиболее старым пражским органом и одним из старейших на континенте. Правда, он не дошел до нас в первозданном виде и пережил тонкую реставрацию. Для этого инструмент возили на родину, в Германию, где боннские мастера поколдовали над ним. После этого орган вернулся в Прагу, где вы и можете его послушать и на него посмотреть.

Тынский храм пережил немало строительных, религиозных и политических перипетий, но несмотря ни на что достоял до нашего времени как одна из самых величественных пражских построек. Над его архитектурой и интерьером работали десятки мастеров, каждый из которых был одним из лучших в своем деле в свою эпоху. Сколько бы башен ни было в вашем туристическом маршруте по Праге, Тынский храм и две его башни нужно включить в программу обязательно.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями: