Старое еврейское кладбище

Тысячи накренившихся под грузом веков надгробий прислоняются друг к другу, словно ища поддержки и опоры. Где-то надписей нет совсем, где-то от них остались нечитаемые следы, где-то буквы иврита поросли мхом. Могилы заросли травой, ветви деревьев и кусты сирени отбрасывают на них свои тени. Тишина, таинственность, ощущаемое кожей дыхание времен. Все это – Старое еврейское кладбище в Праге, важная часть истории обитания древнего народа в древнем городе и одна из самых атмосферных достопримечательностей чешской столицы.

Пришествие евреев в Прагу и первые места захоронений

Столицей Чешского государства Прага стала в X столетии, в эту же эпоху в городе поселились первые иудеи. Это были ростовщики, купцы, лавочники, образовавшие в итоге одно из древнейших еврейских гетто в Европе и сделавшие Прагу важнейшим центром еврейства на нашем континенте. Городские власти не желали допускать их к политической жизни, и им приходилось жить отдельно от остального населения. К середине XIII сформировался полноценный еврейский район, где построили Староновую синагогу и образовалось Старое еврейское кладбище.

Строго говоря, это не старейшее место еврейских захоронений на пражской земле, а самое старое из сохранившихся. Доподлинно известно как минимум об одном более древнем еврейском некрополе – так называемом Еврейском саде, который располагался в Новом Месте. Местным жителям соседство не нравилось, и под их давлением король Владислав II распорядился ликвидировать этот погост.

Ну а самое старое еврейское кладбище, как предполагается, находилось на территории Уезда. Оттуда и из Еврейского сада евреи в конце XIII или в начале XIV стали переносить останки своих единоверцев на то место, которое сегодня называется Старым еврейским кладбищем.

Кроме того, существует полутеория-полулегенда, что на этом же месте хоронили уже в IX столетии. И действительно, на некоторых надгробиях можно увидеть трехзначные цифры, но это, скорее всего, связано с существовавшей у евреев традицией не дописывать в датах на надгробиях одну цифру – так они надеялись уберечь могилы от разорения крестоносцами или погромщиками.

Формирование нынешнего кладбища и его конец

Самое старое из дошедших до нас надгробий – камень с могилы Абигдора Кара, поэта и раввина. Это памятник был установлен в апреле 1439 года – от этой даты сегодня принято отсчитывать историю некрополя. Парадоксально, но поспорить с этим можно с помощью цитаты все того же Кара, который описывал крупный погром, случившийся в 1389 году. Он писал, что тогда мародеры толпой громили погост, ровняли могилы с землей, уничтожали памятники, извлекали из могил истлевшие кости. Если считать годом основания кладбища 1439-й, то остается загадкой, где же происходили упомянутые Каром события.

Первое документальное упоминание, несомненно касающееся нынешнего Старого еврейского кладбища, относится к 1440 году. Это запись о сделке, заключенной с неким пивоваром по имени Гануш: он продал еврейской общине свой земельный участок, понадобившийся для расширения кладбища. Видимо, места постоянно недоставало, поскольку в следующем столетии были приобретены еще несколько участков. Последнее же расширение датируется 10 ноября 1768 года.

Именно нехваткой пространства для захоронений объясняется нынешний внешний вид погоста, где надгробные камни стоят очень плотно друг к другу. Дело в том, что религиозные традиции и старое еврейское право предписывают людям этого народа ни в коем случае не трогать могилы и любыми способами сохранять надгробия. В условиях недостатка места оставалась одна-единственная возможность соблюсти эту норму – хоронить в несколько этажей. На кладбище завозили землю, из нее делали новый слой для захоронений, на который также поднимали старые памятники. За века такой практики образовались 12 слоев могил, а в отдельных местах можно увидеть характерные скопления надгробий, на которых стоят даты разных столетий.

Непрерывающаяся линия дат захоронений начинается в сороковых годах XV столетия и длится до 1787 года, когда здесь в последний раз похоронили человека – Моисея Бека. Незадолго до этого вышел указ императора Иосифа II, которым воспрещалось устраивать погребения в городской черте по санитарно-гигиеническим причинам. К слову, именно от имени этого монарха происходит современное название еврейского квартала – Йозефов. Таким образом ему была воздана почесть за первые указы о веротерпимости и равноправии, благодаря которым евреи обрели гражданские права и смогли заниматься не только торговлей.

Жизнь после смерти

Во времена императора Франца II существовала идея частичного сноса еврейского некрополя, чему помешал архиепископ Праги.  В середине XIX столетия гетто было расформировано и официально вошло в состав города как обычный район, Йозефов. Теперь евреям разрешалось поселяться в любом месте Праги, и подавляющее большинство из них покинули бывшее гетто, которое мало того что было небогатым – так еще и ассоциировалось с погромами, унижениями и прочими горестями-несчастьями.

Массовый отъезд жителей сделал и без того не лоснившийся благополучием Йозефов настоящими трущобами. Опустевшие дома заняли бродяги, и в течение следующих десятилетий эта локация получила статус эпидемиологической угрозы. Город решил провести санацию – стереть бывшее гетто с лица земли, снести халупы, построить современные дома и нормальные улицы. Исключением стали лишь несколько исторических достопримечательностей, среди которых было и Старое кладбище.

Но совсем избежать перемен в ходе начавшейся в 1895 году санации некрополю не удалось. Один участок отдали Музею декоративного искусства, а юго-западный и северный края погоста были использованы для обустройства новых улиц и расширения уже существовавших. Протесты местного населения не помогали, санация шла своим чередом, и в 1903 году еврейской общине пришлось передать часть кладбищенской земли под новые коммуникации.

Тогда же уменьшенную, усохшую территорию усопших решили обнести стеной. В нее в итоге встроили памятники с оккупированных городом частей, а останки из тех могил перезахоронили на холме под названием Нефела, что рядом с Клаусовой синагогой; раньше это место использовалось для погребения младенцев, умерших в возрасте до одного месяца. Также в годы санации появился новый зал для церемоний в новороманском стиле, возведенный городским Погребальным братством, которое обслуживало кладбище на протяжении столетий.

Общее количество захоронений здесь – не менее 100 тысяч и, возможно, достигает 200 тысяч могил. Что касается надгробий, то до нас дошли около 12 тысяч памятников разных эпох и стилей.

Оформление и декор памятников Старого еврейского кладбища

Материалом для изготовления первых надгробий здесь служил песчаник, а оформление поначалу было скромным, чтоб не сказать аскетичным: обычная плита одной из трех стандартных форм с выгравированными на ней лаконичными сведениями о покойном. Но уже на памятниках XV столетия можно увидеть элементы украшения.

Могильные камни XVI века информируют нас о принадлежности усопшего к иудейской вере – например, изображалась всем известная Звезда Давида. К тому же разряду символики относятся менее понятные непосвященным знаки – благословляющие руки и сосуды для их омовения. Первый из этих символов значит, что перед вами надгробие коэна (священника), а вторым обозначали могилы левитов, помощников коэнов.

Позже камни стали украшать рельефной символикой, рассказывавшей о роде, занятиях, имени человека, а также дававшей краткую оценку его жизни. К примеру, виноградными лозами украшали могилы зажиточных и плодовитых людей, а коронами – покойных, имевших хорошую репутацию при жизни. Что касается имен, то их обозначали животными: каждому зверю соответствовали сразу несколько имен. Так, медведь может обозначать Беера или Иссахара, лев – Лейбу или Иегуду, волк – Вольфа или Беньямина. С профессиями все проще: скрипка – музыкант, ланцет – врач, ножницы – портной и тому подобное.

Со временем на смену песчанику пришел белый и розовый сливенецкий мрамор. В XVII столетии надгробия получают элементы барочного декора, а сами плиты уже не плоские, а выполнены в виде четырехгранной тумбы. В Праге сохранилось наибольшее в мире количество таких надмогильных пирамид-домиков. Они устанавливались на могилах выдающихся людей, для описания деятельности и заслуг которых нужна была большая площадь, которой и служили эти четыре грани камня. Старейшая из таких тумб изготовлена в ренессансном стиле и стояла на могиле Мордехая Майзеля – мецената, главы общины евреев, очень много сделавшего для гетто вообще и для кладбища в частности. Саркофаг в смешанном ренессансно-барочном стиле служил надгробием для Иегуды Лева – известнейшего раввина и мыслителя.

В середине XVIII века появляются элементы рококо, а затем декор снова упрощается, как и форма самих плит.

Что касается надписей, то сначала их вырезали, а потом делали рельефными. Рядом с именем нередко писали ритуальные фразы, за которыми следовало восхваление достоинств покойного – лаконичное на памятниках эпохи Возрождения и велеречивое на барочных. Также указывали имя отца, для замужних женщин – имя супруга, титул в общине, профессию. Даты погребения или смерти иногда записаны хроностихом, то есть буквами иврита, каждой из которых соответствует цифра. При этом использовалось еврейское летоисчисление, которое начинается на 3760 лет раньше обычного.

Знаменитости некрополя

Прежде всего надо сказать об уже упомянутых мельком Мордехае Майзеле и Иегуде Леве. Майзель разбогател, занимаясь финансами короля Рудольфа II, да разбогател настолько, что был способен самого же короля кредитовать. Мордехай был старостой гетто, занимался культурной и общественной деятельностью, а свое состояние использовал во благо людям. На его деньги мостились улицы и строилась ратуша, возводились синагоги и благотворительные учреждения, за его же счет покупались участки для расширения кладбища. Как никто другой заслужил он быть похороненным именно здесь.

Иегуда Лев был большим авторитетом в сфере традиционного иудейского права, ученым, мыслителем, раввином, ректором талмудистской школы. Его называют популяризатором каббалы, ему легенда приписывает создание Голема – глиняного великана, призванного защищать гетто от погромов и антиеврейских выступлений. Сперва Голем со своей миссией справлялся, потом вышел из-под контроля и начал разрушать все вокруг – Леву пришлось произнести заклинание, обратившее гиганта в прах. Согласно преданию, остатки хранятся в Староновой синагоге, а Голем еще оживет, когда евреям будет грозить большая опасность. Широкой публике легенда о Големе известна по одноименному роману Густава Майринка, который превратил глиняного великана из еврейских сказаний в один из главных символов Праги.

Также на Старом еврейском погосте похоронен Иосиф Дельмедиго – писатель, раввин и астроном, первым из ученых-евреев категорически выступивший на стороне системы Коперника. С именем Коперника связан и еще один погребенный здесь человек – Давид Ганс, который популяризировал астрономию на иврите и впервые в литературе на этом языке упомянул Коперника. Наконец, среди памятников вы можете найти пирамиду Давида Оппенгеймера – главного чешского и пражского раввина, собравшего очень ценную библиотеку, сейчас являющуюся частью книжного собрания Оксфордского университета.

Старое еврейское кладбище Праги насквозь пропитано особым составом, где смешаны столетия и стили, правда и вымысел, трагедии и надежды еврейского народа.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями: